Истоки. Мой путь в единоборствах

Боевыми искусствами я начал заниматься еще в советское время, и самым первым моим учителем стала улица. В конце шестидесятых мои родители получили квартиру в Тушино – на то время сравнительно молодом районе на окраине Москвы. Здесь было много переселенцов с одного из самых хулиганских районов столицы – Красной Пресни, да и местных хулиганов хватало. Жизнь давала первые уроки, как постоять за себя. Но своих умений, как обычно для того возраста, не хватало, и я решил подучиться борьбе. Благо, что еще в пятилетнем возрасте меня, сопляка, пару раз брал на свои занятия мой дядя, мастер спорта по спортивному и боевому самбо. Видимо, это и определило в будущем мое начальное спортивное образование в единоборстве. Так что, поразмыслив немного, я решил учиться. И так подучился, что стал свободно биться с боксерами и побеждать их. А в то время победить боксера, это чего-то стоило в глазах товарищей!

Первым моим тренером по греко-римской (тогда классической) борьбе в обществе «Крылья Советов» стал Геннадий Иванович Шалдыбин, чемпион Казахстана. Здесь я дошел всего до первого разряда, так как мое обучение в школе закончилось, и я поступил в институт. Там попал в школу Евгения Леонидовича Глориозова – пятикратного чемпиона СССР по самбо, тренировался же я у замечательного тренера Валерия Ивановича Лисицына. Самбо я прозанимался все пять лет обучения в институте, дойдя до первого разряда уже по самбо. После того, как я занял первое место на первенстве института, мой пыл к занятиям стал быстро ослабевать.

Тогда же, в конце семидесятых, в Москву пришло загадочное восточное искусство побеждать в поединках – каратэ! И я начал совмещать занятия по самбо с занятиями Шотокан каратэ в школе Михаила Николаевича Стёпина. Все свободное время я уделял освоению этого нового для себя боевого искусства, полностью отдавая все свои силы! Каратэ я прозанимался чуть больше трех лет, и мое развитие остановилось. К сожалению, то карате оказалось весьма ограниченным боевым искусством (в отличие от традиционных закрытых направлений, нам недоступных).

К счастью, состояние «рабочего или творческого» застоя, продолжалось недолго. Во время «вынужденного» перерыва я и мои друзья, с которыми мы вместе занимались каратэ, обменивались знаниями, проводили спарринги, да и вообще были объединены любовью к занятиям боевыми искусствами, постоянно искали новую информацию. И вскоре нам посчастливилось встретиться с человеком, который развернул мое движение в боевых искусствах на 180 градусов от увлечения Востоком к Русскому боевому искусству. Это был Анатолий Семёнович Трошин. Прекрасный боец, исключительный методист и тренер. Именно ему я обязан своим погружением в культуру русского боя.

А началось это движение в 1981 году с фанатического освоения боевого искусства, которое тогда носило имя – кунг фу! :)) Тренировки пять раз в неделю, каждый день самостоятельные занятия по утрам – неплохой тренинг под открытым небом вне зависимости от погоды длиной в пять лет! :)) За это время были освоены китайская школа Пяти зверей и вьетнамской вин-чунь. Понятно, что мы не сделались за это время супермастерами, но стали очень хорошими спецами, с хорошо поставленными ударами, защитой…

И вот в 1987 году Анатолий Трошин, после того, как мы освоили восточные единоборства, начал преподавать нам совсем Новое, поразившее и меня, и всех тех, кто занимался у него восточными единоборствами. Это было Русское боевое искусство! Возвращение к своим истокам! Искусство, которое позволяло выжить в единоборстве с вооруженным противником!

В тот миг у меня словно открылось второе дыхание в освоении боевого искусства и пришло прозрение. Мне стало понятно, как связаны архетипы движения в русских плясах и в смертном бою с врагом с порывами русской Души. И я с удвоенным рвением принялся изучать новое, доселе для меня незнакомое боевое искусство.

Смело могу сказать, что именно Анатолий Трошин сумел привить мне те качества, которые помогли стать мастером.

В своей жизни мне посчастливилось встречаться, общаться и учиться со многими замечательными мастерами и особую свою признательность я хочу выразить Валерию Ивановичу Бутову и Алексею Алексеевичу Кадочникову. Именно Бутову я обязан освоением некоторых очень важных принципиальных тонкостей в боевой работе с вооруженным противником.

Судьба и по сей день дарит мне подарки в виде встреч с мастерами и знатоками своего дела, которые позволяют нам взаимно обогащаться знаниями и опытом. Именно такие незабываемые и искрометные встречи были у меня с Кадочниковым, и, как показало время, запомнились нам на всю жизнь.

В конце 80-х годов я начал создавать свою школу – Школу Русского боя. Это была школа боевого направления, в основе которой лежало Московско-Тверское направление русского боевого искусства, включающее в себя лучшие стороны традиционного русского рукопашного боя. И своими учителями в этом направлении я считаю Трошина и Бутова.

К середине 90-х годов я уже был вполне состоявшийся мастер боевых искусств со своей школой и учениками. Очень неплохо владел всеми частями боевого искусства. Но все же было что-то неподвластное мне, что выходило как-то спонтанно и мною не управлялось. Вдруг, неожиданно, я начинал ощущать удар, которого не видел, и уходил от этого удара, не осознавая, как я это делаю, или вдруг получалось сделать нечто, и кулак противника резко менял свою траекторию и пролетал мимо моего носа. Я не знал, что это, как к этому подойти... все теории, что мне попадались, разбивались о мою практику, назревал творческий тупик.

Но закончился он для меня очень быстро и неожиданно.

В 1995 году судьба свела меня с Алексеем Андреевым (Александром Александровичем Шевцовым) – удивительным человеком, историком, этнографом, ученым и гениальным исследователем, владеющим как самим этнографическим боем, так и его скрытой, тонкой частью, так сказать, закрытыми знаниями. Сейчас он известный ученый, профессор, написавший более 50 книг, передающих нам знания наших предков в самых разных областях жизни.

На протяжении 15 лет, вплоть до 2010 года, я обучался у него науке Русского боя на Любки. О моей встрече с этим удивительным человеком можно прочитать в одной из глав моей книги «Русский бой на Любки: Воспоминание об Андрееве»«Первое знакомство с Любками». Сам он много рассказывал о своем ученичестве у стариков, о том, как учил его бою и Любкам Паханя. Но лучше об этом прочитать в его воспоминаниях – А.Шевцов. «Русский бой на Любки». «Предисловие».

Скажу лишь кратко, что старики эти жили на «окраине офеньского мира, который простирался от Савина и Южи в теперешней Ивановской области и до Коврова и Суздаля во Владимирской. Когда-то все это было единой Владимирской губернией, являющейся сердцем русского Верхневолжья». Себя они называли Мазыками и «выделяли из общей массы офеней и считали не просто коробейниками, а потомками «скоморохов-музыков», пришедших в офеньский мирок и поселившихся здесь в самом конце XVII века». А. Шевцов. «Введение в самопознание». «Мазыки».

В те годы, когда я проходил науку у Шевцова на его семинарах, он очень много работал в Любках и показывал столько, что порой мы возились в зале до самого утра. Как преподаватель в то время он взял себе псевдоним Алексей Андреев и под этим именем проводил семинары и передавал свои знания. И те Любки, которые он тогда давал, так и стали звать Андреевские любки. Он горел Любками и теми знаниями, что получил от дедов, и зажигал этим горением всех, кто был рядом. Это было лучшее время моего ученичества! Ученичества мастера. :) Я впитывал знания как губка, а они все не кончались! И мне это нравилось! Я наполнялся знанием и умением. И хоть я преподавал Любки на семинарах, мне этого не хватало. Мне надо было отдавать знания и отдавать их так, чтобы они сохранились! Сохранить наследие наших предков – вот что стало моей задачей с той поры. Сохранить знания не искаженными, а такими, как их хранили поколениями наши деды!!

И именно тогда назрела необходимость в создании Школы способной выполнить эту задачу. В 2004 году при поддержке Шевцова мной было приняло решение создать свою школу русских единоборств – «Школу Любков». Школу, основной задачей которой было сохранение и развитие русских воинских традиций.

Здесь надо пояснить, что значит «воинские традиции». В данном случае воинские – это боевые традиции, где кроме самого боя присутствует еще и внутренняя, духовная составляющая. Где боец, который стремится победить другого и по сути своей является победителем, перерождается в воина, в того, кто выбрал для себя самого достойного противника – самого себя! Кто сражается со своими недостатками и несовершенствами как тела, так и сознания, личности, души, вступив на нескончаемый путь самопознания и самосовершенствования.

О Настычестве. В 2003 году я стал Настычем (наставником) по русскому бою на Любки, получив соответствующее свидетельство о настычестве от прямого носителя традиции Пахани – Александра Шевцова. Я очень благодарен ему за ту учебу, что у него проходил! За те труды, которые он делал, передавая и выверяя со мной знания так, чтобы я их взял без искажения. Чтобы я их смог прочитать верно! Это очень важно! Ведь дальше я использую эти прочтение в создании своей школы!

Сама Школа подразумевает вполне определенную и строгую передачу знаний. Кроме внешней формы у этих знаний есть огромное внутреннее наполнение и оно очень тонкое, невидимое физическим глазом. Это, по своей сути, и есть сама ткань Знания! Но взять его, да еще и не искаженным, а значит сохранить сам Путь, это задача! Поэтому основные понятия-знания передаются в Школе по прямой передаче, выверяя каждое понятие с Наставником. Именно этот подход позволяет сохранить сам Дух знаний. А что касается русского боя на Любки, то сам Дух Любков!

Если коротко говорить о «Школе Любков», это мягкая школа, в основу которой положен учебный курс «Андреевские Любки», включающий в себя древние знания наших предков о тонком устройстве человека, о его взаимосвязях в этом мире и сохранившие в себе Дух русского человека, светлый, праздничный... дух достоинства и благородства!

Сейчас Школа Воинских традиций «Школа Любков» состоит из двух самостоятельных, близких к друг другу школ, в корнях которых лежат единые знания об устройстве человека и мира, в котором человек живет. Это две части одного целого, две его ипостаси: жесткое – Школа Русского боя – боевое направление русского рукопашного боя и мягкое – Школа русского боя на Любки. Отличие только в целях и методических проработках.

В настоящее время созданная мной Школа Воинских традиций ставит своей задачей сохранение и распространение богатейшего наследия наших предков. И в рамках своей Школы я оставляю авторское прочтение всего полученного материала.

Тех, кто хочет поближе познакомиться со Школой, приглашаю на занятия и семинары, которые проходят в отделениях Школы Воинских традиций «Школа Любков».

Алексей Гудков — основатель и руководитель
Школы Воинских традиций «Школа Любков»